Александр Карпец

Культур... мультур... декоммуниздец

1 месяц назад

Перевод школ эстетического воспитания на полную самоокупаемость является фактическим уничтожением эстетического воспитания в Украине.

Фраза, 13.06.2019

Если кто-то еще не понял, но так называемая декоммунизация — это не снос памятников, не переименование улиц. Прежде всего это лишение права на доступное образование и здравоохранение, на товары и услуги первейшей необходимости, наконец, на доступное воспитание подрастающего поколения.30

Именно о более или менее доступном пока еще начальном детском эстетическом воспитании, доставшемся нам от «проклятой советской власти», недавно опять вспомнила вроде как уходящая власть, которая никак не может уйти. Вспомнила в том смысле, что вознамерилась это самое культурно-эстетическое воспитание декоммунизировать, проще говоря, уничтожить, а сэкономленные таким образом копейки, очевидно, пустить на дерибан, как и все в этой стране.

Новая пока еще не сформированная власть на эту тему помалкивает. То ли солидаризируется со старой властью в припадке так называемого либертарианства, модного, как говорят, в так называемом «окружении Зеленского». Хотя возможно, новой пока еще толком не существующей власти сейчас не до того и есть дела поважнее, например, набивать депутатские списки спортсменами, представителями шоу-бизнеса и так далее.

Почему выше использовано выражение: «старая власть ОПЯТЬ вспомнила»? Да потому что такое уже было ровно шесть лет назад при «еще более старой власти» Януковича, которая тоже озаботилась проблемой уничтожения системы детского эстетического воспитания. Тогда чиновники называли это «оптимизацией», сейчас это назвали, кажется, реорганизацией, а на самом деле это обычный в наше время культурный погром!

Суть этого погрома состоит в переводе детских школ эстетического воспитания на полную самоокупаемость и в резком сокращении программ обучения в этих школах. Подробности этих новаций изложим ниже, а пока еще раз подчеркнем, что отказ от бюджетного финансирования музыкальных, художественных, хореографических школ, школ искусств — словом, всего того, что объединяется в понятие учебных заведений начального эстетического воспитания, — является не только культурным погромом, но и нарушением прав граждан на получение такого образования, а также сужением прав граждан, поскольку таковое право существует уже многие десятилетия с советских времен. Между тем соответствующая норма Конституции Украины запрещает сужать права граждан.

Специально обращаем на это внимание Минкульта, продуцирующего нормативы, которые нарушают конституционные права. Обращаем внимание и новоявленного гаранта Конституции, который имеет право и обязан отменять антиконституционные нормативы правительства.

Итак, 24 апреля 2019 года Министерство культуры Украины издало приказ № 353, направленный на реорганизацию внешкольного эстетического воспитания.

Суть изменений состоит прежде всего в лишении указанных учебных заведений бюджетного финансирования и перевода их на самоокупаемость. В реальности это означает уничтожение эстетического воспитания детей! Сейчас родители платят за обучение своего чада музыке, рисованию, танцам и так далее, в среднем, 200 - 300 гривен. С переходом на полную самоокупаемость стоимость обучения ребенка составит, по разным оценкам, 3000 - 8000 гривен в месяц в зависимости от конкретной ситуации. Очевидно, что лишь малая часть родителей может позволить себе за обучение ребенка, например, игре на скрипке выкладывать ежемесячно приблизительно стоимость аренды однокомнатной квартиры.

То обстоятельство, что подобный шаг устанавливает неравенство доступа к эстетическому воспитанию детей в зависимости от материального состояния их семей, —  вопиющая, но отнюдь не единственная проблема.

Перевод школ эстетического воспитания на полную самоокупаемость и лишение их бюджетного финансирования является фактическим уничтожением всей системы эстетического воспитания в Украине. Для содержания системы внешкольного эстетического образования (кстати, достаточно небольшой, о чем далее) в Украине просто не найдется необходимого количества платежеспособных родителей, которые желают дать эстетическое образование своим чадам. Причем еще одним условием является наличие у чада творческих способностей, поскольку далеко не все по природным данным могут играть на скрипке или танцевать на пуантах.

Повторим: речь идет именно об уничтожении всей системы. Ведь даже в Киеве школы искусств, музыкальные, художественные школы и прочие подобные заведения будут закрываться «пачками». Что уже говорить о музыкальных школах где-нибудь в депрессивной глубинке, где такая школа является единственным очагом культуры на десятки или даже сотни километров.

Нечто подобное, повторим, в свое время пыталась проделать и предыдущая «преступная власть» Януковича. Конкретно это было в апреле-мае 2013 года, то есть аккурат шесть лет назад. Власть Порошенко оказалась даже более преступной, и вот почему.

При Януковиче—Азарове с инициативой перевода школ эстетического воспитания на самоокупаемость выступило Министерство финансов, ясное дело, для экономии денег. Профильное же Министерство культуры тогда было против, пусть даже в рамках чиновничьей дисциплины не слишком рьяно выражало свою оппозиционность подобным задумкам финансистов.

По крайней мере, в 2013 году некто Иван Походзей, руководитель одного из подразделений Минкульта, высказывался в том смысле, что министерство обеспокоено планами оптимизации, поскольку нынешняя система эстетического образования в Украине является многоступенчатой и эффективной, но после «оптимизации» сохранить ее будет сложно. В настоящий момент она на 60-90% финансируется из бюджета, но перевод на самоокупаемость, повторим, ее просто уничтожит.

Кстати, система эта не столь уж и многочисленна, чтобы быть слишком дорогостоящей. Свежих данных найти, к сожалению, не удалось, но в 2013 году, по тогдашним данным Минкульта, в системе обучались 335 тысяч учеников и были задействованы 38 тысяч педагогов, концертмейстеров и прочего персонала. Очевидно, что, с учетом аннексии Крыма и утраты контроля над частью густонаселенного Донбасса, сейчас эти цифры значительно меньше. Представляется, что в Укроборонпроме всякие «свинарчуки» украли намного больше, чем расходуется на содержание музыкальных школ и прочих учебных заведений эстетического воспитания! Зато в случае уничтожения этого одного из последних очагов культуры в массах следует ожидать дальнейшего роста массового бескультурья, подростковой преступности, алкоголизма, наркомании и прочих явлений, которые не поддаются учету в денежных единицах.

Но, повторим, нынешнее «патриотическое» культур-начальство запланировало даже более крутой культурный погром, чем намеревалась сделать, однако так и не сделала власть «донецких». При Януковиче—Азарове хотя бы не вмешивались в методику преподавания. Очевидно, потому, что, повторим, инициатива исходила от Минфина, а Минкульт был против.

Сейчас же Минкульт намеревается, например, фактически вдвое сократить количество занятий в музыкальных школах. Если до сих пор полагалось два часа в неделю по специальности (музыкальному инструменту), то теперь нагрузку собираются сократить до 1 часа в неделю по специальности и 1 часа музыкальной теории (сольфеджио). Кроме того, в младших классах отменяются уроки вокала и сценического искусства. Не говоря уже о том, что занятия по общему фортепиано для вокалистов и учеников, овладевающих игрой на оркестровых инструментах, уже давно сделали факультативными и за отдельную плату, хотя сие есть профанация, поскольку любой оркестровик — будь то скрипач, будь то даже барабанщик — должен владеть хотя бы азами игры на фортепиано.

Иными словами, если при Януковиче—Азарове в Минкульте оставались чиновники, которые хотя бы понимали, что представляет собой система эстетического воспитания и как она должна работать, то в нынешнем Минкульте под руководством разного рода оголтелых национал-патриотов, похоже, специалистов вообще не осталось, и было решено уничтожить остатки советской системы, например, музыкального образования, которая является одной из лучших в мире.

А это была, без преувеличения, действительно лучшая в мире система доступного широким массам начального художественного и музыкального образования, которая создала культурную основу социума и воспитала всемирно известных деятелей искусства. Специально отметим, что, в отличие от западной системы, более похожей на наши кружки по интересам, отечественная система, например, начального музыкального образования является, пардон за тавтологию, именно системой образования, включающей, кроме игры на инструменте, обязательный набор специальных дисциплин, т. е. это начальная подготовка музыканта, а не художественная самодеятельность.

Впрочем, при некотором углублении в вопрос оказывается, что система эта даже не советская, а еще... царская.

Шесть лет назад, во время указанной «януковиче-азаровской» попытки уничтожить остатки системы эстетического воспитания, автор этих строк также занимался этой проблемой, результатом чего стали несколько публикаций в ряде СМИ. В рамках этой работы в апреле 2013 года довелось пообщаться с главой Всеукраинского совета директоров школ эстетического воспитания и директором столичной музыкальной школы № 35 Александром Шалитом. Этот ветеран эстетического образования известен как последовательный защитник системы от посягательств власти с целью ее уничтожения.

Так вот, Александр Шалит пояснил, что система, например, музыкального образования, существующая до сих пор в Украине и в других странах бывшего СССР, является даже не советской. Система была разработана во второй половине ХІХ века в царской России Русским музыкальным обществом и действительно считается едва ли не лучшей в мире системой музыкального образования, что признается даже на Западе. Именно Русское музыкальное общество разработало прообраз поныне существующих у нас учебных программ вплоть до детализации количества часов по различным темам отдельных предметов для разных специальностей. Это касается всего цикла музыкальной подготовки —  от начального музыкального образования в районной музшколе через музыкальные училища или специализированные средние музшколы вплоть до консерватории. Советская власть лишь позаимствовала систему и методологию Русского музыкального общества, приспособив ее к своим потребностям, прежде всего в плане «массовости охвата» в деле «окультуривания народонаселения». И это при том, что в советское время, по крайней мере на ранних этапах, многое строилось на отрицании прошлого — царского, сословного, буржуазного и так далее. А вот систему образования после некоторых шатаний в самом начале советской власти оставили дореволюционную, пусть и основательно измененную, причем не только в музыке!

Зато сейчас разного рода «культур-мультур-трегеры» из министерства под руководством такого себе Нищука решили, что они «типа самые умные», а потому имеют право уничтожать то, что создавалось и существовало в течение полутора веков, подтвердив за столь долгое время свою правильность!

Начальное музыкальное образование в СССР, кстати, никогда не было бесплатным. Родительская плата была установлена вполне ощутимая, как по тем деньгам, но была доступной для подавляющего большинства трудящихся в соотнесении с их доходами. Очевидно, что если после перевода на самоокупаемость сейчас плата достигнет 8000 гривен, то очень и очень многие родители просто откажутся от эстетической подготовки детей и система обвалится буквально в считанные месяцы.

Вероятно, на этом и строится расчет! Например, освободятся многочисленные здания, помещения и земельные участки, которые можно будет раздерибанить. Не говоря уже о бюджетных деньгах, которые можно распихать по карманам.

С другой стороны, учебные заведения вынуждены будут брать не тех детей, которые действительно имеют соответствующие способности, а тех, чьи родители могут платить большие деньги. Это будет еще один акт культурного погрома, который поставит Украину на уровень Гондураса или Зимбабве.

В настоящий момент на сайте Кабмина педагогическая общественность разместила петицию об отмене указанного приказа Министерства культуры о реорганизации музыкальных школ и всех школ искусств в Украине.

Кроме того, педагоги требуют отменить Положение об аттестации работников учреждений образования в сфере культуры, утвержденное приказом Минкульта от 12 июля 2018 года № 628 и зарегистрированное Минюстом 16 августа 2018 года № 926/32378. По мнению учителей, оно не соответствует основной задаче Положения — определению результатов педагогической деятельности и профессионального уровня педагогических работников. Утвержденное Положение, говорится в указанной петиции, предусматривает исключительно бюрократическую волокиту и создает условия для коррупционных действий чиновников.

В петиции отмечается, что указанные нормативные акты правительства ухудшают и сужают конституционные права детей на образование в области искусства, унижают достоинство педагогических работников школ искусств и противоречат нормам закона «Об образовании».

От себя отметим, что в последние годы бюрократическая волокита с аттестациями и беспонечным бумаготворчеством действительно превратила жизнь работников школ искусств в бесконечный кошмар, за которым некогда заниматься своими прямыми обязанностями, то есть учить детей прекрасному.

Как бы там ни было, но, при всех неизбежных издержках, в советское время был обеспечен действительно широкий доступ детей трудящихся к музыкальному и иному эстетическому образованию, конечно, при наличии желания и определенных способностей. Именно эта система породила таких гениев, как Ойстрах, Рихтер, Растропович, Магомаев, Соловьяненко, Которович, ныне здравствующих Станковича и Скорика. Здесь приведены первые, кто пришел на память, но это музыканты мирового уровня.

Кстати, о классике украинской музыки Мирославе Михайловиче Скорике — дай бог ему многая лета! В том же 2013 году, к 75-летию этого действительно необычного человека, автору довелось взять у него интервью, в ходе которого выяснились любопытные подробности биографии Мирослава Скорика, касающиеся как раз темы музыкального образования. По окончании войны в 1945 году он начал обучение в одной из музыкальных школ Львова. На минуточку: отгремела война, на дворе разгул сталинизма, кругом разруха и враждебная советской власти Западная Украина, а эта самая власть устраивает детям массовое музыкальное образование, которое до 1939 года, то есть при «культурных» поляках и до прихода советской власти, в крае отсутствовало как таковое, по крайней мере в массовом виде для «лиц украинской национальности». Сие есть не апологетика советской власти, а простая констатация факта.

Но сталинизм никто не отменял, а потому семью Скориков репрессировали, хотя и в достаточно мягкой, как по тем временам, форме, то есть выслали в Сибирь, в далекий Анжеро-Судженск. Трудно понять, какую конкретно угрозу советской власти и «лично товарищу Сталину» представляла семья аполитичных львовских интеллигентов. Отец Мирослава Скорика был этнографом и работал в соответствующем научном учреждении, мать преподавала химию в школе, а двоюродной бабкой и вовсе была оперная певица Соломия Крушельницкая, знаменитая исполнительница арии Баттерфляй. Но факт остается фактом: семья Скориков оказалась в ссылке в глубокой сибирской глубинке...

И именно это обстоятельство дало Мирославу Скорику билет в музыкальное будущее! В этом самом сибирском захолустье он продолжил обучение в местной музыкальной школе сразу на двух инструментах — на скрипке и на фортепиано. Еще раз акцентируем: в сибирской глубинке после войны деток музыке учили! Да еще как учили!

Педагогом Скорика по фортепиано была известная московская пианистка Валентина Канторова, ученица самого Сергея Рахманинова, который, как известно, был не только композитором, но и пианистом-виртуозом, гастролировавшим по миру с концертами после безвозвратного отъезда из России в декабре 1917 года. В Советской России, затем в СССР Рахманинов, умерший в 1943 году в Беверли-Хиллс (США), долгое время, фактически до послевоенного периода, считался белогвардейцем-невозвращенцем, хотя никаких действий против советской власти не предпринимал.

Именно личное знакомство и общение с Рахманиновым стало причиной высылки пианистки Канторовой в Анжеро-Судженск. И именно учеба у Канторовой, в значительной мере, сформировала Мирослава Скорика как музыканта, по его же словам, дав ему путевку в большое музыкальное будущее.

После смерти Сталина семью Скориков реабилитировали, Мирослав вернулся во Львов, окончил там композиторское отделение местной консерватории, а затем — аспирантуру Московской консерватории в классе Дмитрия Кабалевского.

Именно та самая система музыкального образования, разработанная еще в царской России и с огромными изменениями и искажениями все же дошедшая через советский период до нынешних времен, а также указанная цепочка обстоятельств стали основой, благодаря которой Украина пока еще имеет пусть и остатки, но все же культуры мирового уровня, в частности музыкальной.

И именно эти остатки действительно высокой культуры и слабые надежды на дальнейшую ее преемственность сейчас стремится уничтожить «культур-мультур-шпана» у власти, взявшаяся учинить окончательный культурный погром.